Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей

^ Сладкая картофелина

К Хай-ва подбегает кто-то одетый в черную военную форму, хватает его за шиворот, как будто цыпленка, и тащит к одетому в желто-зеленую форму.

У того, который в Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей желто-зеленом, висит на боку кривая японская сабля. Нос у него как будто головка чеснока, а под этим чесночным носом топорщатся короткие жесткие усики. Завидя Хай-ва, он таращит на него глаза и мычит Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей:

— Твоя — Восьмая армия, р-разведчика!

Когда он мычит, его толстые, совершенно темные губки растягиваются и обнаруживают два огромных золотых зуба.

По правде испугаешься!

Но Хай-ва ни чуточки не опасается. Главное — не Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей гласить противнику правды, тогда все в порядке! Он нарочно склоняет набок голову, вытягивает губки и, прикидываясь дурачком, начинает рассматривать японца с ног до головы, будто бы спрашивает его: «Что ты произнес? Я ничего Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей не понимаю».

Тогда одетый в темное поднимает винтовку и больно толкает мальчугана прикладом в спину, а позже добавляет к тому же кулаком.

— Ты, черепаший выродок, почему молчишь? Боишься? — кривя Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей рот, орет он. — Большой государь спрашивает тебя: ты лазутчик Восьмой армии? Партизан?

Смотри ты, как выслуживается перед японским офицером! Подлиза бессовестная! Подумаешь — «большой господин»! Не для нас только...

Хай-ва собирается было обозвать Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей переводчика-полицейского обычным: «Молчи, темная собака!» и плюнуть ему в лицо, как вдруг вспоминает про письмо с петушиными перьями. Сейчас Хай-ва уже не задумывается браниться. Он соображает, что бранью делу Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей не поможешь.

Полицейские бойцы и офицеры армии марионеточного правительства, которое жители страны восходящего солнца сделали на оккупированной местности из числа предателей китайского народа, носили форму темного цвета. Потому население и называло их «черные собаки Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей».

— Нет, — гласит он жалостным голосом, — я пасу овец.

Услышав таковой ответ, короткоусый выхватывает из ножен саблю с блестящим клинком и с усмешкой приставляет ее к горлу мальчугана.

— Правда не гласить — дохнуть будешь, дохнуть Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей! — орет японец.

«Черная собака» тоже напускает на себя величавый вид, подражая короткоусому. Пихнув Хай-ва дважды ногой в животик, он снова кривит рот и шипит через зубы:

— Честно говоря не Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей признаешься — прибью, как зайца!

— Я и говорю, что пасу овец, — стоит на собственном Хай-ва. — Я из деревни Задняя Чжоучжуан!.. За что все-таки бьешь меня?

Ответив, Хай-ва вдруг начинает рыдать. Рыдает, а Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей сам задумывается: «Хэ! С чего это я вдруг придумал про Заднюю Чжоучжуан?» Хай-ва никогда и созидать не лицезрел, как смотрится именно эта Задняя Чжоучжуан. Он помнит только, как отец Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей говорил, что Задняя Чжоучжуан издавна уже захвачена противником, что находится она в 5 ли от японских укреплений, которыми опоясана Передняя Чжоучжуан. То же самое гласили и мальчишки из Задней Чжоучжуан, которые приходят пасти овец Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей. У их владельца, говорят, целое поле сладкого картофеля, да еще какого!

В конце концов короткоусому наскучивает слушать, как Хай-ва рыдает.

— Обыскать! — приказывает он.

И криворотый полицейский пускает в ход Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей руки.

Он кропотливо ощупывает каждую заплатку, роется в каждой дыре. Полицейский снимает с Хай-ва даже рваные туфли и подозрительно осматривает их со всех боков.

Но ничего не находит. Единственное, что попадает ему в Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей руки, — это сладкая картофелина. Это картофелина из равнины.

Та картофелина, которую совершенно не так давно принес отец и отдал Хай-ва.

Картофелина румяная, аппетитно испеченная. Полицейский, вытащив картофелину, не задумываясь Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей кладет ее для себя в рот.

— Что твоя есть есть? — накидывается на него короткоусый и отбирает картофелину.

Подозрительно обнюхав ее со всех боков, японец успокаивается и, звучно чавкая, начинает жевать.

— Большой отлично! Большой отлично Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей! Таковой штука на гора есть, нет? — спрашивает он у Хай-ва, демонстрируя на картофелину.

Полицейский недоволен.

— Откуда ей быть тут, в горах? — бурчит он своим кривым ртом. — Не вырастает. В Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей равнине — там другое дело...

— А у моего владельца ее как много! — перебивает его Хай-ва, обращаясь к короткоусому. — В нашей Задней Чжоучжуан отлично родится...

Хай-ва, естественно, сочиняет. Но он так уверенно гласит Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей все это японцу, как будто он и по правде овечий пастух из Чжоучжуан.

Покончив с картофелиной, короткоусый вытирает рот рукою и снова приступает к допросу Хай-ва. Правда, сейчас он уже не таращит Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей глаза, а только оскаливает свои золотые зубы:

— Твоя работай что?

Сейчас Хай-ва уже соображает, о чем спрашивает его японец. Подделываясь под его выговор, Хай-ва отвечает:

— Добросовестная жизнь работай. Баран Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей паси работай.

— Твоя паспорт добросовестная человек есть?

— Мне только четырнадцать лет! — удивленно восклицает Хай-ва, сбившись со взятого тона. — Откуда ему быть, паспорту? Не веришь — пойди в Заднюю Чжоучжуан и спроси.

У Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей короткоусого нет времени ходить в Заднюю Чжоучжуан и спрашивать, правду ли гласит Хай-ва. Ему необходимо поскорее забраться в горы, чтоб награбить как можно больше добра. И он гласит только одно:

— Твоя картофель Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей много-много приноси, делай подарка большой государь. Это я! Понимай?

— Понимай, понимай, — отвечает Хай-ва. — Будете идти вспять, я сам принесу вам две корзины. — И чтоб придать своим словам вес, он Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей указывает, как будет нести на плече коромысло с корзинами, полными сладкого картофеля.

Короткоусый достаточно смеется. Он похлопывает Хай-Ва по голове и звучно гласит:

— Добросовестная человека! Добросовестная человека у императорская японская Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей армия! Твоя ходи. Дорога свободна есть.

Хай-ва облегченно вздыхает, торопливо кланяется короткоусому и торопится к своим овцам.
^ Овцы Хай-ва

Хай-ва идет, всегда подгоняя овец: «Пха! Пха!» Он не дает им Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей тормознуть ни на один миг. Плеть стреляет, как начиненная порохом хлопушка. Кажется, вот-вот Хай-ва сорвется и полетит.

Но он не решается бежать. Он продолжает идти, не оглядываясь вспять. Ему стоит огромных Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей усилий сдержать собственный шаг.

— Стой! — вдруг нагоняет его осиплый крик полицейского. — Стой!

Хай-ва поворачивает голову и лицезреет: криворотый, а за ним еще с десяток полицейских бегут наперехват стаду, стараясь взять в Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей окружение.

Хай-ва пропадает.

— Что вы делаете? — недоумевая, спрашивает он полицейских.

— Что делаем? — смеется криворотый, щуря глаза. — Императорская армия еще не ужинала. Твоих овец как раз хватит на некоторое количество дней. — Он выхватывает Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей из рук Хай-ва плеть, хлещет ею овец куда попало и гонит их назад в овраг.

— Это хозяйские овцы! — орет Хай-ва и хватает полицейского за руку. — Начальник комитета государь Чжоу Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей задаст за их! Приду без овец — не жить мне тогда!

«Черные собаки» даже не внемлют, что орет Хай-ва: разве начальник Чжоу не таковой же предатель, как и они? Ну и какое им Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей дело до того, будет жить этот мальчик-пастух либо нет! Они радуются и хохочут во все гортань.

— Ха-ха-ха-ха!.. — осипло гогочут «черные собаки», гоняясь за овцами и беспощадно подхлестывая Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей их своими ремнями.

— Почетный главный, смилуйся! — рыдает Хай-ва.

О, если б ему опять удалось завладеть плетью! Пока только ему удается повиснуть на руке лютого полицейского.

— Прочь, зловонное яичко! — орет Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей полицейский, отшвыривая Хай-ва прямо на дорогу. Он свирепеет еще более и начинает грозить мальчугану винтовкой: — Не выводи меня из терпения, щенок, не то — раз! — и считай, что тебя нет.

Отшвырнув от себя Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей Хай-ва, полицейский опять начинает хлестать овец плетью. Вот бесстыдный — стадо не его, а гонит, как свое собственное!

Хай-ва лежит на земле и ревет сейчас уже во все гортань.

— Мои овцы Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей!.. — оплакивает Хай-ва свое стадо.

Естественно, не так это просто — утратить овец. Еще как душа болеть будет! Ведь никто даже не додумывается, что у барана под курдюком запрятано письмо с петушиными Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей перьями. Письмо!

Хай-ва содрогается, как будто перевернулись небо и земля. Он только сейчас осознает, что вышло. Ай, Хай-ва, Хай-ва, ну что ты наделал! Как это могло получиться, что ты растерял принципиальное письмо Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей! Принципиальное? Не просто принципиальное, а очень, очень принципиальное! Ведь письмо ожидают в самом штабе! А ты не просто растерял его кое-где по дороге, а доставил в самые руки «чертей»! Пионерский Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей вожак именуется! Взял партизанское письмо и дал его «чертям», тем «чертям», которые ведут войну с партизанами! Где еще на свете отыщешь такое бесчинство!..

И вдруг Хай-ва перестает рыдать.

Он Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей воспринимает решение. Он ложится на животик и ползет вперед.

Хай-ва ползет вослед жителям страны восходящего солнца, пристально осматривая каждый придорожный камень. «Вот отлично будет, — задумывается он, — если письмо свалится!» Подберет он его потихоньку Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей, упрячет в кармашек, отползет неприметно в сторону — и напрямик в Саньванцунь!

Но письма с петушиными перьями на дороге нигде не видно.

Само упасть на землю оно не может. Хай-ва отлично помнит: когда Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей он упрятал письмо под курдюком, то завязал его на два мертвых узла, а позже крепко-накрепко еще на один.

Так оно и свалится само, ожидай! Напрасно столько времени ползешь на животике Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей, Хай-ва! Совершенно напрасно.

Но Хай-ва продолжает ползти. Уйти без письма Хай-ва никогда не отважится.
^ В горной деревушке

Хай-ва ползет далее, не сводя со стада глаз. Но длительно оставаться незамеченным Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей ему не удается. Криворотый полицейский, обернувшись, замечает его и начинает орать:

— Ты еще не убрался? Пошел вон! Я же тебя на съедение волкам оставил! Запомни: если не уберешься, живо прибью Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей!

— Хорошо, пусть его, — смеясь, гласит другой полицейский. — Жаль все-же. Вернемся, попросим огромного государя, может даст ему подачку — кость погрызть кинет. Ха-ха-ха!

— Ха-ха-ха! — смеются в ответ другие Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей полицейские.

За ними загоготали жители страны восходящего солнца: «Ха-ха-ха!..» Они все потешались над Хай-ва.

Глаза Хай-ва налились кровью от злобы. Он сейчас так зол, что уж не задумывается ни Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей о погибели, ни о жизни. Хай-ва внезапно засовывает палец в рот. «Сюй!» — раздается резкий, маленький свист и следом за ним длинный, заливчатый: «Сю-у-у-у!..»

Это был тот свист, который Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей так отлично знали овцы Хай-ва.

Чуть овцы заслышали свист, как сразу кинулись врассыпную, не подчиняясь окликам полицейских. Станут полицейские загонять овец на старенькое место — овцы вправо кидаются.

Справа хлестать станут — овцы как безумные Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей влево мчатся.

Попробуют полицейские поруха на стадо по-волчьи, с хвоста, — овцы как угорелые несутся по обеим сторонам дороги и только поворачивают головы в ту сторону, куда бежит Хай-ва.

Хай-ва Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей тоже поворачивает голову то в ту, то в другую сторону, свистит, подзадоривая овец, и бежит прямо к выходу из оврага.

Головной баран бежит за Хай-ва, за головным бегут Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей другие овцы. А за стадом; рассыпавшись по всему оврагу, гонятся полицейские. «Только бы баран от меня не отстал! — задумывается Хай-ва. — А других овец пусть хоть всех похватают темные собаки — может быть, тогда успокоятся».

Но Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей Хай-ва плохо высчитал. Внезапно полицейские прекращают преследование овец и все вкупе начинают погоню за Хай-ва.

Естественно, Хай-ва не в состоянии перегнать их: у их ноги длинноватые, длительно ли Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей им!..

И вот Хай-ва схвачен криворотым...

Криворотый лупит Хай-ва кулаком.

— А ну-ка, — шипит он, — собери мне овец! Живо!

— Правильно! — тотчас обрадованно подхватывают другие. — Ранее было надо вынудить Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей его. Чего ради нам потеть! Пусть сам собирает.

И опять сердечко Хай-ва ёкнуло. Только не знает еще он — страшиться ему либо ликовать. «На сей раз выйдет», — задумывается Хай-ва, но гласит полицейскому Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей совершенно другое.

— Нет, — гласит он, — не пойду!

А идея работает быстро-быстро. На самом-то деле Хай-ва очень желает собрать овец, и потому, дождавшись, когда криворотый снова вознаграждает его парой оплеух, он напускает Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей на себя преданный вид и соглашается гнать овец. Так, с овцами, он и поплелся следом за японским отрядом.

Короткоусый с болтающейся на боку саблей подзывает Хай-ва к для себя.

— Твоя... — гласит Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей он ему, выставляя напоказ золотые зубы, — твоя води-води большой государь дорога. Про-вот-ник. Понимай?

— Понимай, — обходительно отвечает Хай-ва, хотя по сути он ничего не соображает.

По правде говоря, Хай Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей-ва даже не слушает, что ему гласит короткоусый, потому что всегда занят своими идеями. «Заберемся на верхушку, — задумывается он, — уже мрачно будет. И тогда начну действовать... упустишь время — поздно Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей будет. Вытащишь письмо — смотри не зевай. Там, под горой, начинается лес. Хэ! Поглядим тогда, куда сунутся черти на поиски!»

Занятый обдумыванием хитрецкого плана, Хай-ва и не увидел, как отряд добрался до малеханькой Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей горной деревушки. Жители страны восходящего солнца тормознули. Тормознул и Хай-ва с овцами.

Женщина малая — дворов шесть-семь, не больше. Все ворота на запорах. Жители страны восходящего солнца даже не присаживайся Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей на отдых. Они сходу бросаются к воротам, сбивают запоры, как будто в свои дома возвратились, и бросаются по дворам шарить. Мигом все переворачивают ввысь дном. Но во всех дворах пусто. В фанзах Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей нет людей, очаги без котлов, каны не устланы циновками, не стоят по углам высочайшие чаны для риса... И еда и домашняя утварь — все заблаговременно спрятано. Сами обитатели скрываются в горах. Лишь на току Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей валяется куча травы да где-то раскидан хворост.

Тогда жители страны восходящего солнца бегут на ток и поджигают траву. Но этого им кажется не достаточно. В огнь летят сорванные с петель двери Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей, оконные рамы... Таковой костер развели — вся гора пламенем осветилась...

А позже большущий костер вспыхивает кое-где в горах на западе. И на юге в горах взвивается в небо пламя. Лицезреют жители страны Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей восходящего солнца — со всех боков костры пылают, запрыгали, руками замахали, расшумелись вовсю. Кричат что-то непонятное: «У-у-у, а-а-а! Ур-ру... ур-ру!..»

И, что умопомрачительно, издалека, оттуда, где Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей пылают костры, тоже доносится это самое «У-у-у, а-а-а! Ур-ру... ур-ру-у!» Как будто западные горы отвечают, ну и южные им поддакивают.

Только удивляться этому нечего. Это у Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей японцев такая связь, сигналы то-есть. О для себя дают знать. Обрадовались, что сигнал от собственных получили, еще более расшумелись. Орут, кричат, как будто говорят с теми, которые там деревни жгут Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей: «Эй вы, тоже пришли? Отлично, прекрасно! Мы тоже пришли на место. Расслабленно ложитесь спать, завтра пойдем на поживу!» Они так расшумелись, что запамятовали про Хай-ва. Даже внимания на него не обращают.

«Самая Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей пора приниматься», — задумывается Хай-ва. Не мешкая больше, он бежит к старенькому барану и осторожно обымает его...
^ Старенькый баран

Не успевает Хай-ва обнять головного барана, как слышит — короткоусый по Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей-японски ругается: «С-собака!» Хай-ва даже подскакивает. Он стремительно поворачивается, но лицезреет, что короткоусый ругает собакой совершенно не его. Он топает ногами на собственных боец и что-то просит: «Миси-миси!»

Короткоусый, естественно, желает Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей есть.

Как жители страны восходящего солнца и полицейские услышали это «мисямиси», они сходу притихли и кинулись со всех ног к овцам.

Хай-ва стремительно отпустил старенького барана и исподлобья глядит на японцев Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей. Что они будут делать?

Жители страны восходящего солнца даже взором не удостаивают Хай-ва: они окружают овец. Один хватает овцу за ногу, другой туго стягивает ремнем петлю на шейке, 3-ий замахивается широким Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей, как будто ножик, штыком — и вот голова овцы рассечена напополам, кровь хлещет рекой на землю.

В это время подбегает криворотый. Сверкнув очами туда-сюда, он высматривает старенького барана и Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей хватает его за рога.

Хай-ва задрожал.

Ему охото закричать: «Ай-я! Все пропало! Мое письмо с петушиными перьями!.. Сейчас черти наверное увидят его!..» Но Хай-ва, естественно, не произнесет все это вслух. С дрожащих Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей губ срывается только один протяжный стон: «Айя-а!..» Зубы так стучат, будто бы затеяли во рту стычку.

Криворотому горячо. Он весь взмок. Он тянет барана за рога, чуть ли не выкручивает Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей ему голову, но тот упрямо сопротивляется.

Баран упирается всеми ногами в землю и стоит, низковато пригнув голову, так что кажется, как будто его гвоздями прибили к этому месту. Криворотый напрягает все Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей свои силы, чтоб хоть двинуть барана с этого окаянного места, но тот остается недвижным. Этот поединок вызывает звучный смех всех японцев. Лицо криворотого наливается кровью.

— Чего смеетесь? В этом баране мяса незапятнанного веса Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей 30 цзиней будет, не меньше, — оправдывается он. — Потянет побольше, чем все три, которых вы закололи... Вэй! Чем смеяться, посодействовали бы лучше. Ну и сильный, пес! Не совладать мне с ним...

Но Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей никто не спешит придти к нему на помощь. Напротив, все продолжают потешаться над ним — и жители страны восходящего солнца и полицейские.

— Мы такового старенького есть не будем! — смеются они. — Оставь для себя на Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей развод...

Хай-ва сходу перестает дрожать. Он тоже открывает рот:

— Кто это летом будет есть такового старенького барана! Зловонный он. Какое это мясо!

Криворотый выпучивает на Хай-ва глаза и со злобы Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей пинает старенького барана что есть силы ногой.

— Можешь бросить его для себя! — орет он, вымещая свою злоба на Хай-ва, отпускает барана и недолго думая кидается за приглянувшимся ягненком.

Сейчас Хай-ва уже не Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей сердится. Он только тяжело вздыхает.

«Хочешь на мне сорвать свою злость? Сколько угодно срывай! — задумывается Хай-ва. — Мне задевать тебя нет нужды. Все равно овец не отстоять. Лишь бы Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей вынуть письмо с петушиными перьями. Лишь бы вынуть... А ночкой удеру без оглядки».

Тем временем на току уже идет работа. Жители страны восходящего солнца у костра спешат: этот сдирает ножиком с овцы шкуру, тот Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей саблей потрошит брюхо... Катятся на землю овечьи головы; куда ни глянешь — всюду грудами валяются овечьи внутренности.

Кривая сабля сверкает в свете костра так, как будто вот-вот вонзится в сердечко Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей Хай-ва. У ног Хай-ва трется старенькый баран, у него в очах слезы. Как будто глядит на собственных малышей и оплакивает.

Да, осталось сейчас у Хай-ва всего только 10-ка два овец, ну и Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей те все старенькые.

Хай-ва обымает старенького барана, не зная, как успокоить его, и все гладит, гладит его мягенькую, лохматую спину. Баран поднимает голову и глядит на Хай-ва: он ведь тоже Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей не знает, как успокоить собственного малеханького владельца.

Баран трется рожой о лицо Хай-ва, и кажется, что это он утирает слезы, льющиеся из глаз мальчугана. Но у самого барана Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей вся шерсть на роже влажная от слез. От этого на душе у Хай-ва становится еще тяжелее. «Эх, баран, баран! Не думай, что я таковой нечуткий! — горестно шепчет он барану на ухо. — Не до тебя Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей мне сейчас. Не придется больше быть с вами совместно, друзья мои. Уходить нужно. Вот возьму письмо с петушиными перьями и уйду. Без вас уйду, один!..»

Продолжая рыдать, Хай-ва осторожно гладит барана Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей по спине, пока не подбирается неприметно к курдюку. Чуточку приподняв его, Хай-ва лицезреет: письмо с петушиными перьями висит на месте. «Мамочка моя! — на уровне мыслей восклицает Хай-ва. — Тут!»

Да Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей и сейчас Хай-ва познает беда. Только он собирается отвязать письмо, как опять возникает раздражающий полицейский.

— Где колодец? — рычит он на мальчугана.

Хай-ва разводит руками. Он делает недоуменное лицо, нерешительно Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей теребит шерсть на спине барана и отвечает:

— Откуда тут быть колодцу? Была б вода, люд никуда и не ушел бы отсюда.

По сути Хай-ва знает, что за деревней есть колодец Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей. Ранее он нередко пас тут собственных овец и всегда брал из этого колодца воду поить их. На данный момент колодец прикрыт каменной плитой, а сверху еще навалена целая куча навозу — точь-в Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей-точь такая же, какая бывает во дворах у фермеров. Так Хай-ва и произнесет об этом «черным собакам»! Полицейский отправляет его за котлом, да и котел находить нечего. «Если нет воды и котла Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей, — задумывается Хай-ва, — поглядим, как вы, похитители, пищу для себя готовить будете!»

Но кто не знает, что «черти» куда как скупы! Они хватают кровавые кусочки баранины и кидают их прямо в костер — жариться Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей.

Баранина жарится на костре, шипит, распространяя вокруг себя противный запах паленого мяса. Он доносится до Хай-ва, и сердечко мальчугана обливается кровью. «Ай, овцы мои! Растил я вас, берег — вон какими стали! Дождался Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей, что и ягнята выросли, реальными овцами стали... Кто мог знать, что сейчас вечерком черти зарубят вас и мне придется своими очами созидать все это!.. Черти ненасытные!.. Животные, а не люди! Волки вы Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей, вот кто! Истинные волки: режете овец и жрете, проклятые!..»

Разве не так? Японские захватчики и есть истинные волки. Набрасываются на мясо, обнюхивают, губки в крови вымазаны.

Криворотый, звучно чавкая, останавливает собственный взор Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей на Хай-ва:

— Эй, рвань, иди сюда! Погрызи кость вот!

Снова защемило сердечко у Хай-ва.

— Я не ем! — кидает он через зубы и отворачивается в сторону. Ему охото сейчас побыть наедине Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей со своим старенькым другом бараном.

— Не ешь? Тогда катись от меня! Только не думай, что для тебя получится ускользнуть, щенок!

Ничего не поделаешь. Хай-ва поворачивается и идет на ток, к Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей своим овцам. Как там они? Есть ли хоть для их сено?

Кап выкарабкаться из фанзы?

Ну и запасливые эти «черти»! Наелись, кажется, до отвала, но оставшееся мясо расхватали и стали привязывать к поясным Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей ремням. Совладав с этим делом, они начинают поглаживать свои животы, а позже один за одним отправляются по фанзам — спать захотели.

Только криворотый не идет спать.

— А ну-ка, гони собственных овец в Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей загородку! — командует он, утирая засаленные губки.

Загородка для овец находится за деревней, она разрушена. Хай-ва загоняет в нее овец, закрывает ворота и подпирает их камнем. Позже он берет охапку травы и Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей кладет у ворот.

— Что делаешь? — удивляется полицейский.

— Спать буду, — отвечает Хай-ва, опускаясь на корточки и подравнивая траву.

— Марш в фанзу! Там спать будешь.

Здесь Хай-ва становится не по Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей для себя.

— А кто... кто овец караулить будет? В горах волков много.

— «Кто, кто»! — передразнивает полицейский Хай-ва, а позже вдруг набрасывается на него: — Ты что это, щенок, возражать мне вздумал? Хэй! Убежать думаешь Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей? А ну, пошел! — И, прочно взяв его за шиворот, тащит за собой.

Притащив Хай-ва в фанзу, полицейский толкает его в самый далекий угол.

Весь пол в фанзе устлан Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей травой. Жители страны восходящего солнца и полицейские дремлют вповалку на траве. Спящие, они тоже не выпускают из рук винтовок. Хай-ва оказывается зажатым бойцами со всех боков.

Проходит некое время. Жители страны восходящего солнца засыпают Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей по-настоящему, с храпом. Только часовой, оставленный в дверцах, посиживает с открытыми очами.

Хай-ва не дремлет. На сердечко у Хай-ва очень тяжело. «Не скажешь наверное, — задумывается он, — что Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей завтра черти больше не будут закалывать моих овец. Если ночкой не убежишь — считай, что пропало твое письмо с петушиными перьями. Ай-я, мое письмо! Станут черти допытываться — позабудь мыслить о жизни. Хай-ва Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей, Хай-ва, что ты станешь делать? Как это — даже одно письмо не сумел доставить!» Хай-ва задумывается, но ничего придумать не может. Он чуток приоткрывает глаза, осматривается и, вроде бы невзначай Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей, кидает взор на раскрытую дверь.

Луна только что выползла из-за горы, луна последней четверти месяца. Хай-ва знает, когда луна выходит на небо в последней четверти месяца: как раз в Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей полночь. Поздно. Но часовой все так же посиживает у дверей, не двигаясь, циркулем раскинув в стороны ноги, и караулит.

Хай-ва опять закрывает глаза и напрягает слух. По самым разным звукам, доносящимся до Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей него, он знает, что делается вокруг. За перегородкой раздается храп — там тоже дремлют жители страны восходящего солнца; с улицы доносится однообразный хруст — это овцы жуют сено. Хай-ва прислушивается. Вдруг тишину улицы разрывает Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей звучный крик: «Кто?» Так, означает, там тоже есть часовой.

«Лошадей поглядеть!» — со стороны отвечает другой глас, тогда и часовой успокаивается. Хай-ва опять прислушивается: слышны шаги человека, направляющегося к загону.

Как Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей тут не беспокоиться! В дверцах — часовой, по деревне — часовые. Попробуй убежать!

В это время откуда-то издалека доносится петушиный вопль: «Ку-ка-ре-ку-у-у!..»

Итак, пропел 1-ый петушок.

Еще проходит время Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей, и откуда-то, совершенно с другой стороны, раздается вопль второго петушка: «Ку-ка-ре-ку-у-у!..»

Неудача! 2-ые петушки запели! Дождешься третьих — и на небе светло станет. «Больше так нельзя!» — решает Хай Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей-ва и стремительно садится. И лицезреет: часовой в дверцах, изогнувшись, прикорнул у стенки; голова свалилась на Грудь, руки обымают винтовку. Часовой дремлет глубочайшим сном...

Хай-ва осматривается вокруг. Жители Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей страны восходящего солнца дремлют вповалку, как бараны. Голова 1-го улеглась в ногах другого, ноги Упираются в чей-то животик... Криворотый тоже дремлет, раскинув руки, готовый, кажется, вот-вот схватить Хай-ва.

Но Хай Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей-ва встает. Он осторожно приподнимает левую Ногу, носком ее легонько отодвигает руку криворотого и таким макаром высвобождает для себя крошечный кусок пола. На этот кусок он ставит правую ногу, и снова Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей повторяется то же самое: носком ноги он отодвигает чью-то руку и на освободившееся место ставит свою ногу. Но сделать 3-ий шаг ему не удается: заворочался короткоусый, задвигал во сне руками и ногами... и Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей опять захрапел вовсю.

Хай-ва глядит в просвет двери: край неба начинает светлеть. Хай-ва глядит на короткоусого: ноздри его раздуваются, рот раскрыт и изо рта несется звучный храп. Но ожидать Хай-ва Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей больше не может. Он нагибается и расковыривает у самой ноги ямку. Он растирает пальцами землю в пыль и осторожно приминает ее: ведь сейчас ему необходимо поставить ногу около самого короткоусого Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей, нужно, чтоб нога ступила на мягкое, беззвучно.

Короткоусый сходу перестает храпеть, ноздри его уже не раздуваются. Напротив, нос его начинает все в большей и большей степени морщиться, и — апчхи! — раздается громкий чих, и следом Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей за ним 2-ой. Так расчихался, что все тело заходило.

«Беда! — пугается Хай-ва. — На данный момент проснется...»

Но короткоусый не пробуждается. Он только закрывает нос рукою, трет его, позже Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей поворачивается всем телом на другой бок и опять храпит вовсю. А оборотился очень успешно: перед Хай-ва открылась дорога.

Хай-ва облегченно вздыхает, будто бы большой камень упал с его сердца. И так Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей просто сходу стало всему телу, что он без всякого труда перепрыгивает через короткоусого, позже еще через 1-го японца. Один миг — и он в дверцах.

Часовой все еще дремлет, уронив голову на Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей грудь; ему не до Хай-ва.

Хай-ва тоже ничего не имеет против того, что часовой дремлет. Хай-ва осторожно переступает через его раскинутые ноги... Раз! — и вот он уже на деревенской улице.

— Кто Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей? — сходу раздается с другого конца улицы крик часового.

— Лошадок поглядеть! — отвечает Хай-ва грубым голосом и сам удивляется, как у него это здорово вышло.

Часовому, по-видимому, этого довольно. Получив ответ на Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей собственный вопрос, он проходит далее. А Хай-ва смело заходит к лошадям, будто бы он по правде приставлен японцами глядеть за ними.

Но Хай-ва не собирается подкармливать лошадок. Оказавшись в загородке, он Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей одним прыжком вскакивает на полуобвалившуюся стенку, отделяющую его от овец.

Завидя Хай-ва, овцы заблеяли и стали тыкаться прохладными носами в его руки. С тех пор, как их сюда пригнали, им Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей еще не приносили есть. Они голодны.

Но Хай-ва на данный момент не до овец. На данный момент его интересует только старенькый баран. Хай-ва обымает его за шейку, на которой висит Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей колокольчик, и вытаскивает из-под курдюка письмо с петушиными перьями.

Колокольчик тихо позвякивает: динь-динь, — и от этого звука Хай-ва становится холодно. «Ай, овцы, овцы! 6 лет я прогуливался за вами Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей, 6 лет охранял вас, а вот сейчас... ох, сейчас мне уже не до вас!..» Хай-ва чувствует боль в сердечко, но в это время он слышит, как поют третьи петушки. Белоснежный японский Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей флаг с красноватым пятном в центре, воткнутый на крыше фанзы, казавшийся еще не так давно сероватым, непонятным, на данный момент верно выделяется на фоне крыши.

С замирающим сердечком Хай-ва прячет письмо с Сладкая картофелина - Рассказы китайских писателей петушиными перьями в кармашек. Позже он стремительно засучивает брюки, чтоб не болтались, и, не оглядываясь, бежит прямо к перевалу. Это неподалеку: перевал находится на горе, сходу за деревней.


skreperi-naznachenie-klassifikaciya-ustrojstvo-osnovnie-parametri-opredelenie-proizvoditelnosti-skreperov.html
skreshivanie-vidi-skreshivaniya.html
skrining-serdechno-sosudistih-zabolevanii-celevie-gruppi-obem-obsledovaniya-etapi-provedeniya-skrininga.html