Склонившись к Скрынникову, переводчик что-то сказал ему на ухо – я не слышал. Михаил Фёдорович кивнул и повернулся к командиру звена.

Наш борт левым наклоном пошёл по кругу. «Двадцать четвёртые» выпали из поля зрения – пропали… Стоп. Скрынников махнул рукою. Я подпрыгнул к начальнику.

– Слушаю, товарищ подполковник!

– Смотри, Валера, объект!

Распластавшись на полу вертолёта, выглянул наружу. Ага, «двадцать четвёртые» заходили в атаку на жилье, полыхавшее у виноградника! Возможно, оно и было объектом нашего энтузиазма Склонившись к Скрынникову, переводчик что-то сказал ему на ухо – я не слышал. Михаил Фёдорович кивнул и повернулся к командиру звена.. Чёрный дым, пыль, поднятые ввысь древесные перекрытия - не по другому итог первого захода «горбатых» на цель. Наши «восьмёрки» замыкали круг, ждя, когда они окончат работу и обеспечатнам посадку у объекта.

Боевые вертолёты еще одним залпом «нурсов» накрыли объект, и ушли в набор высоты. Цель пропала в клубах пыли разорвавшихся Склонившись к Скрынникову, переводчик что-то сказал ему на ухо – я не слышал. Михаил Фёдорович кивнул и повернулся к командиру звена. снарядов. «Восьмёрки» пошли на посадку. Сжав зубы, поднял руку ввысь: «Готовность полная»! Вертолёт чуть коснулся земли, как за мной в открытую дверь рванули Сокуров, Архипов, Ксендиков. Кувырком перескочив поток возмущённого воздуха, заняли позицию, прикрывая уход вертолёта с полосы огня от объекта. «Молодец, Азарнов», – отметил десантирование подгруппы Андрея Склонившись к Скрынникову, переводчик что-то сказал ему на ухо – я не слышал. Михаил Фёдорович кивнул и повернулся к командиру звена..

Медлительно, как будто нехотя, «вертушки» уходили от площадки приземления. «Ну, быстрей же, быстрей!» – на уровне мыслей торопил командира звена. Тишь обвалилась нестерпимым гулом в ушах… Объект!

Глиняные сооружения, объединённые общим дувалом, горели, с треском выбрасывая искры бушевавшего в сорокоградусной жаре пламени. Огнь рваными языками стремился в темно-синее небо Склонившись к Скрынникову, переводчик что-то сказал ему на ухо – я не слышал. Михаил Фёдорович кивнул и повернулся к командиру звена., испепеляя сад, где, не исключено, могли находиться «духи», прикрывавшие исламский комитет. От точки приземления до объекта захвата - расстояние метров в двести открытой местности. Пока «духи» не пришли в себя от нанесённого удара армейской авиацией, их, эти пару сотен метров, нужно преодолеть на одном дыхании, чтоб, укрывшись дувалами, приступить Склонившись к Скрынникову, переводчик что-то сказал ему на ухо – я не слышал. Михаил Фёдорович кивнул и повернулся к командиру звена. к основному шагу операции.

Группу к объекту задачки бросил сигналом. Под гул движков ставших над головами в круг «двадцать четвёртых» помчались к поставленной задачи. Падали, вскакивали, кувырком уходили с полосы вероятного огня противника, бежали, не спуская глаз с выложенных камнем стен горевшего штаба душманов. Ближний к нам наружный дувал Склонившись к Скрынникову, переводчик что-то сказал ему на ухо – я не слышал. Михаил Фёдорович кивнул и повернулся к командиру звена., опоясывавший объект по периметру, перескочили без воздействия «духов». Успели! Охрана исламского комитета, кое-где замешкавшись, не оказала сопротивления. Где она находилась по сути? – Тяжело сказать! Такие подробности изучаются подготовительной разведкой – войсковой, агентурной, авиационной. Мы же реализовывали информацию, поступившую нам от пленника, одномоментно, исходя из значимости её содержания.

Треск пламени в Склонившись к Скрынникову, переводчик что-то сказал ему на ухо – я не слышал. Михаил Фёдорович кивнул и повернулся к командиру звена. вонючем бедламе, похожий со звуками выстрелов, «тренировал» резкость в принятии положения к бою. Соответствующие щелчки кидали тело на землю – падали, откатывались в сторону и опять рвались вперёд, не выпуская из поля зрения объект захвата. Ситуация развивалась менее минутки, концентрируя физические и психоэмоциональные способности на броске к рубежу задачки. Срабатывал фактор неожиданной Склонившись к Скрынникову, переводчик что-то сказал ему на ухо – я не слышал. Михаил Фёдорович кивнул и повернулся к командиру звена. атаки разведки ВДВ. Осталось малость…

– Сокуров, Архипов, левее, – прохрипел лазутчикам, ныряя в пролом глиняной стены.

За последующим в человечий рост дувалом мелькнули пакули – шапки афганских таджиков. Полоснул очередью, другой и, проскочив через стену интересующего нас строения, занял положение к бою. Зацепились! Мы на объекте захвата! Осмотреться Склонившись к Скрынникову, переводчик что-то сказал ему на ухо – я не слышал. Михаил Фёдорович кивнул и повернулся к командиру звена., не теряя времени на второстепенные раздражители! Вперёд!

В секторе действий разведчиков Азарнова послышалась стрельба. «Что у него там, чёрт побери?». Неуж-то теряем взаимодействие меж подгруппами на шаге выхода к объекту захвата? Разведчиков Андрея не видно из-за внутренней конфигурации стен. Нереально было с ними производить зрительный контакт. Они шли на объект Склонившись к Скрынникову, переводчик что-то сказал ему на ухо – я не слышал. Михаил Фёдорович кивнул и повернулся к командиру звена. с оборотного направления и страховали вероятный уход членов исламского комитета в сады. Достигнул ли сержант с парнями жилого строения с дувалом, вытянувшимся левее метров 30? Не ясно.

У нас «духов» не видно, а вот с направления Андрея Азарнова стрельба разгоралась. Длинноватые очереди хлестали из глубины жилого сектора, не давая Склонившись к Скрынникову, переводчик что-то сказал ему на ухо – я не слышал. Михаил Фёдорович кивнул и повернулся к командиру звена. его подгруппе сблизиться с объектом захвата. «Не похоже на солидный «духов», расходуют боеприпасы отвратительным образом!»

Но раздумывать некогда!

– Сокуров – в паре с Архиповым, Ксендиков – со мной.

– Сообразил, – выдохнул вымазанный сажей Владимир.

Перемахнув через стену, разделявшую внутренние помещения, оказались во дворике, испещренном сушившемся на солнце абрикосом и кишмишем. В луже крови Склонившись к Скрынникову, переводчик что-то сказал ему на ухо – я не слышал. Михаил Фёдорович кивнул и повернулся к командиру звена. валялись двое «духов» – какой-то из них с тяжёлым ранением в грудь, другой - без руки. Осколки реактивных снарядов, не церемонясь с людской плотью,беспощадной косой прошлись по душманским телам. Невидящий взор покалеченых свидетельствовал о сильных контузиях. Бородатые не относились к охране исламского комитета – на груди 1-го из их висел Склонившись к Скрынникову, переводчик что-то сказал ему на ухо – я не слышал. Михаил Фёдорович кивнул и повернулся к командиру звена. пистолет, что гласило о его принадлежности к руководящему звену душманского сопротивления. Силы оставили покалеченых у дувала, они оба свалились от утраты крови на рассыпанный для сушки изюм.

Не отвлекаясь на покалеченых «духов», прокрались в примыкающий двор, где стучали автоматные очереди. Через проход, прикрытый громоздкой дверцей, проскользнули на последующую Склонившись к Скрынникову, переводчик что-то сказал ему на ухо – я не слышал. Михаил Фёдорович кивнул и повернулся к командиру звена. площадку и узрели «духов», которые вели огнь по лазутчикам Азарнова. В упор из трёх автоматов разнесли их в пух и останки...

– Архипов, прикрой! Слава, «пройдись» по кармашкам «духов» и не упусти охрану, она кое-где тут!

– Есть!

– Сокуров – гранату!


skolko-eto-slishkom-mnogo.html
skolko-genov-v-chelovecheskom-organizme.html
skolko-kletok-v-chelovecheskom-organizme.html